Сопротивление

Морозным зимним вечером 1994 года во время праздничного ужина Снежана объявила семье, что уже долгое время посещает баптистскую церковь и что обрела Бога именно в том молитвенном доме. 

Все буквально онемели. Были потрясены. Домочадцы зашептались между собой. 

Никто не мог понять, как дело дошло до этого. Их дочь была отличницей в школе, неизменно писала сценарии к праздникам и представлениям, окончила университет с отличием, вела активнейшую жизнь, а теперь…

«Все были напуганы. Моя семья всегда гордилась мной. Я была активной, участвовала в различных образовательных проектах: там отлично танцевала, там отлично декламировала стихи, на каком-то еще мероприятии тоже была первой. Теперь же стала верующей и уже не буду лучшей, не буду кем-то. Видимо, так они подумали», – спокойно рассказывает сегодня Снежана о тех событиях. 

 

Снежана Дюлгер родилась в Вулкэнешть – самом южном городе Республики Молдова. Собственное детство описывает как прекрасное и теплое – семья окружала ее особой заботой.

«Я выросла в окружении добра. Родители и бабушка с дедушкой постоянно подталкивали меня быть первой в учебе, они много трудились над моим развитием. Если у меня были экзамены, то в тот день уже никто не работал нормально. Семья устраивала торжества, чтобы отметить каждое мое достижение, каждый мой успех». А когда случалось что-то печальное или разочаровывающее, «вся семья плакала вместе со мной, но никогда не наказывала и не ругала». 

Когда Снежана закончила 11 классов, семья посоветовала ей изучать экономику, ведь математика давалась ей очень хорошо. Подала документы в Комратский государственный университет, который в 1991 году как раз открылся. Снежану зачислили с первой попытки. 

Жизнь в общежитии совершенно отличалась от того, к чему она привыкла в семье. «Я видела, как в общаге курят, пьют, балуются наркотиками, как парни, не стесняясь, предлагали девушкам разные похабные вещи. Со временем, находясь в окружении тех студентов, я поняла, что на самом деле они не такие уж плохие. Тем более, я легко нахожу общий язык с людьми».

Нашла она общий язык и с будущим мужем – высоким смуглым парнем с легкой небритостью, который был одет в черное кожаное пальто. 

Анализируя тот период, женщина понимает, что она не была готова к взрослой жизни. Еще до замужества Снежана замечала в поведении будущего мужа недостатки, но предпочла обойти их вниманием, лишь бы не разочаровывать свою семью. «Что скажут родители, если приду домой и признаюсь, что разочаровалась в любви?».

И она терпела. 

«После свадьбы начал издеваться надо мной еще больше. В скором времени у него уже появилась другая женщина. Когда была беременной, избил меня до крови. Из самой лучшей студентки я превратилась в зомби. Мне было так стыдно и страшно разочаровать свою семью, что я не стала никому рассказывать о том, что со мной происходит». 

Ребенок появился на свет с черепной травмой. Высокий смуглолицый парень продолжал избивать молодую мать и после родов. Когда мальчику исполнилось три месяца, она собрала вещи и отправилась на попутках из родного села мужа Алуату домой в город Вулкэнешть, который находится в 40 км.

Тогда ей был 21 год. Разведенная, с незаконченным высшим образованием и с малым ребенком, который нуждался в особом уходе, на руках. «Я была одна, без работы, без образования, без настоящего, без будущего. Я пыталась как-то устроить свою жизнь, хотя тогда с эмоциональной точки зрения мне было очень сложно».

 

*

Однажды вечером Снежана отправилась к портному заказать пальто. Пока тот снимал мерки, расспрашивал, чья она будет, чем занимается, как себя чувствует. И вдруг молодая женщина разрыдалась.

«Я выложила все. Это был первый случай, когда я кому-то рассказала, что со мной происходит. Портной сел рядом со мной и сказал: «Дочь, теперь тебе нужно не это пальто. Тебе нужен Иисус Христос». И посоветовал отправиться домой, найти Евангелие и прочесть его главу за главой. 

Снежана так и поступила. Дома у родителей нашла Евангелие, которое знакомый подарил ее матери. Стала читать его от корки до корки. Читала, не останавливаясь. «Я все спрашивала себя: «Откуда эта книга знает столько обо мне?».

После того посещения портного прошло какое-то время. Примерно в 1993 году в Вулкэнешть открыли баптистский молитвенный дом. Снежана уверяет, что в то время она не знала, к какому культу относится молитвенный дом, но ей очень хотелось туда попасть, так как «слышала, что говорят там верующие о Боге». 

Однажды набралась храбрости и отправилась туда. «Я надела мамины вещи, чтобы меня не узнали. Я боялась, что кто-то скажет: «Посмотри-ка на нее! После дискотеки вдруг стала верующей».

Выйдя после собрания, «поняла, что мне хочется обнять весь мир. Они меня привлекли тем, что были ближе к Священному писанию. У них я заметила больше веры».

 

По данным Переписи населения 2014 года, более 25.000 граждан Республики Молдова относят себя к баптистам. Они составляют самый многочисленный религиозный культ после православных (2,5 млн), а далее следуют Свидетели Иеговы, пятидесятники и адвентисты (седьмого дня).

 

Новый путь, который нашла Снежана, оказался достаточно сложным. Никто в семье не был согласен с ее «приобщением» к вероучению евангельских христиан-баптистов. После того, как во время праздничного ужина она сообщила семье, что обрела Бога в баптистском молитвенном доме, все от нее отвернулись. «Я сочла это переходным периодом. В конце концов, к верующим всегда относились с презрением», – объясняет Снежана, как она преодолела то время. 

В самом начале мать посчитала, что дочь какое-то время будет носиться со своей новой верой, тем более что это решение женщина относила на счет стресса, связанного с пережитым разводом. Но когда заметила, что дочь перестала пользоваться косметикой, регулярно посещает церковь, кутаясь в материнские вещи, чтобы ее не узнали, сухо сказала: «Знай, что это последний раз, когда я тебе даю свое пальто».

Снежана ничего не сказала. Проглотила ком в горле и в слезах отправилась в церковь. «Боже, как я буду ходить на собрания, если на улице зима? Прошу, позаботься обо мне!», – просила молодая женщина. 

Когда закончилось собрание, пресвитер подошел к Снежане и попросил немного задержаться, так как они получили гуманитарную помощь – вещи секонд-хенд, в том числе коробку с пальто, одно из которых отложили именно для нее.

Молодая женщина остолбенела. Сочла это явным знаком. Когда вернулась домой, сказала матери: «Отец, в которого я верую, позаботился обо мне».

Ирине было 16, когда старшая сестра «переметнулась» в другую веру. Молодая женщина вспоминает, что их воспитывали без особых религиозных чувств, поэтому, когда шла в церковь и зажигала свечи, то необязательно чувствовала Бога в своем сердце.

Поэтому «не могу сказать, что была против ее выбора. [Я лишь] Была против, чтобы и меня вовлекали во все это. Я люблю свою сестру и принимаю ее выбор».

Затем как Ирина, так и их мать тоже пришли в лоно баптистской церкви. «Огонь с сердце Снежаны огромный. Постепенно огонь, который горел в ее сердце, охватил всех родственников. К примеру, мой отец был убежденным коммунистом, но перед смертью покаялся», – утверждает женщина.

 

Дискриминация из-за вероисповедания или религиозных убеждений обусловлена главным образом незнанием сути других религий, отмечают представители Совета по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства в официальном ответе
«Все неизвестное заставляет нас неосознанно оказывать сопротивление […]. Соответственно, когда приходится принимать решение и принять, подчиниться, приспособиться к чуждой нам религии, к чуждым нам религиозным убеждениям, возникают неоправданные случаи отвержения и неприятия, которые перетекают в дискриминацию».
Как показало исследование насчет восприятия и отношения к равенству в Республике Молдова, наблюдается отрицательное отношение респондентов к представителям религиозных меньшинств. Они не считают нормальным существование подобных групп, а общество пока не принимает таких людей.
«Отрицательное отношение чаще всего представляет собой оборонительную позицию к чему-то неизвестному нам, к тому, что кажется нам опасным. И поскольку в Молдове не так много представителей религиозных меньшинств, многие из нас судят о них, не опираясь на собственный, на личный опыт, а на слухи, на сказанное другими людьми, на репортажи в СМИ и посты в социальных сетях», – поясняет член Совета по обеспечению равенства Евгений Александрович Голощапов.

 

*

Способности и острый ум Снежаны недолго «оставались не у дел». Пастор заметил, что молодая женщина умная и смышленая, поэтому предложил ей преподавать для молодежи в их воскресной школе. Между тем Снежана закончила и Комратский университет. А когда в Тараклии – городе, расположенном в 40 км от Вулкэнешть, открыли библейский институт, Снежану пригласили преподавать и там после окончания курсов в рамках этого же заведения.

Чтобы зарабатывать, молодая женщина устроилась секретарем в Вулкэнештский суд. Все, казалось, потихоньку налаживается, пока однажды они не встретила свою любовь, «хотя я просила Господа больше никогда не влюбляться». Дело было во время семинара по усовершенствованию знаний, организованного библейским институтом, в котором она преподавала. «Ион сидел там на стуле. У него были голубые глаза и доброе лицо», – вспоминает Снежана. 

Молодые люди понравились друг другу, но никому не хватало смелости сделать первый шаг. И вот однажды после библейского семинара, организованного в Вулкэнешть, было принято решение, чтобы группа студентов переночевала у Снежаны дома. Среди них был и Ион. И тогда молодая женщина напрямую спросила робкого голубоглазого парня, хочет ли он, чтобы они стали парой. Ион, казалось, давно был готов дать ответ, но только ждал подходящего момента. 

Молодые переехали в родное село Иона – Казаклию района Чадыр-Лунга. Это в 50 км от Вулкэнешть. Вначале жили у родителей Иона, затем купили старый дом, с помощью Индуктивного института немного привели его в порядок и перебрались туда.

У Снежаны были огромные планы: продолжить преподавать и открывать в селах новые баптистско-евангельские церкви. Но только вначале ей пришлось преодолеть настороженность сельчан, из-за которой она зачастую чувствовала себя так же как тем морозным зимним вечером, когда объявила семье, что обратилась в новую веру, а домочадцы отвернулись от нее. 

Во-первых, рассказывает Снежана, их прозвали «штундами» как и немецких поселенцев, живших на юге Молдовы до 1940 года. «Они были лютеранами и отличалась от православных. Всегда встречались в определенное время. Люди сверяли часы по их собраниям».

Снежане эта кличка причиняла огромную боль. «Однажды в поликлинике был такой случай. Я вошла, все стали разглядывать меня, шушукаться и спрашивать, кто я такая. «Так она же Вани Штунда жена будет!», – шепотом сказала старуха. И все отошли на нее на определенное расстояние, вспоминает сейчас женщина. 

 

На протяжении последних пяти лет в  Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства поступили 20 жалобы насчет дискриминации по вероисповеданию либо религиозным убеждениям.
О такого рода проблемах сообщается реже, чем о дискриминации, связанной с возрастом, половой принадлежностью, языком общения или взглядами, отмечают представители Совета. И все же жалобы подают редко не только в случае этой категории, но и в случае других, а причина кроется в том, что эти люди зачастую просто не осознают, что «случившееся с ними является дискриминацией», либо считают, что эта проблема «менее важная по сравнению с остальными, с которыми им приходится сталкиваться».

Но когда молодая женщина стала учить английский и должна была стать преподавателем в  религиозной ассоциации, все начало складываться по-другому. «Об этом узнала наша соседка и попросила преподавать английский ее внучке. Я согласилась, а через некоторое время девочка пришла ко мне со своими подружками. Я думала: «Как это родители им разрешают?!».

«Приходили после занятий в школе. Муж даже построил им во дворе трамплин, чтобы они играли. Родители заметили успехи и стали отправлять к нам и малышей – поиграть. Они знали, что ничему плохому их ребятишки не научатся».

Одна из матерей – Анна Перчемлы – признается, что ее мальчик любит ходить туда. «Дети занимаются английским и они очень довольны. Летом ездят бесплатно и в лагеря», – нахваливает она Снежану.

Таким образом, отношение жителей села Казаклия стало постепенно меняться. Они уже перестали так сильно их бояться, уже не сторонились так сильно, но определенная настороженность к семье баптистов все же сохранялась. 

В 2019 году жилье, в котором супруги в течение семи лет принимали детей и работали с ними, оказалось тесным, а потолок стал показывать признаки того, что он долго не выдержит. Тогда они обратились к администрации школы и попросили разрешить им арендовать два классных помещения, где будут преподавать английский. К удивлению Снежаны директор оказалась открытой к сотрудничеству.

«Они преподавали такие курсы, как морально-нравственное воспитание, английский, журналистика, информатика», – перечисляет директор гимназии Алла Узун. «Группы учащихся были разные – были классы для юношества, были гимназические классы».

Добиться согласия администрации оказалось самым простым делом, вспоминает Снежана, ведь ей опять пришлось столкнуться со скептическим отношением сообщества: кое-кто из родителей, в том числе родители, дети которых приходили к Снежане домой и проводили там досуг, выразили свое возмущением тем, что она станет преподавать под крышей гимназии. 

«На собрании я вышла перед преподавателям и родителями и спросила, учила ли я когда-нибудь плохому их чад, оскорбляла ли я их, навязывала ли я им нашу веру. И они успокоились. Дети простые и искрение, это родители всегда были настороженными», – поясняет Снежана.

Факт сопротивления местных жителей подтверждает и директор гимназии Алла Узун. «Да, вначале родители были очень недоверчивыми. Мы объяснили цель и в скором времени стали заметны результаты».

 

В 2018-2020 годы Ассоциация Promo-LEX выявила 81 случай риторики ненависти, подстрекательства к дискриминации либо других форм проявления нетерпимости, обусловленных вероисповеданием или же религиозными убеждениями.
«Такой тип дискурсов был нацелен против иммигрантов, католиков, протестантов или исламистов. Чаще всего посылы опирались на стереотипы и предубеждения и выражались в демонизации и отождествлении со злом. В СМИ нетерпимость к представителям других религиозных культов продвигалась в результате их отождествления с «угрозой», которая может обернуться уничтожением христианско-православных и традиционных ценностей», – поясняет эксперт Ассоциации Promo-LEX Ирина Коробченко.

 

*

На профессиональном поприще Снежана чувствовала себя все более удовлетворенной, однако у нее была еще одна сокровенная мечта: «Открыть социальный центр для семей и детей, где мы сможем помочь как можно большему числу обездоленных». В то время они вместе с мужем часто ездили в Чадыр-Лунгу в социальный центр, открытый с помощью немецкого фонда, где занимались волонтерской работой. 

Однажды она призналась руководительнице центра в своем желании создать центр для детей из села Казаклия. Та посоветовала ей вначале написать проект и указать в нем все задачи и цели будущего центра. 

Спустя пару месяцев директор центра позвонила ей и сообщила: «Снежана, в Германии вам предоставляют дом. Строительная компания решила выделить вам дом. Вам надо поехать, разобрать его, привезти и установить здесь».

Снежана едва не потеряла дар речи. Ей потребовалось некоторое время, чтобы понять, в чем состоит идея каркасного дома, который ей предоставили. «Дом оснащен всем, но там никто не живет. Если людям нравится, как выглядит дом, то они его заказывают. Если нет, то когда истекает срок, компания связывается с миссиями, церквями, сообщает о наличии такого дома, и если он вам нужен, то мы вам его отдаем. Его можно разобрать полностью и его привезут по частям – окна, двери…».

Помочь в сборке нового дома собралось много людей – представители разных религий. «Из Германии доставили три грузовика». Все село было вовлечено в этот проект, вспоминает женщина. 

Таким образом, 3 августа 2020 года, дом, предоставленный в рамках социального проекта «You are special», официально распахнул свои двери. Они даже устроили праздник по этому поводу. «Теперь мы – социальный центр, где преподаем английский и проводим различные занятия с детьми», – гордо рассказывает Снежана. 

Мать Елены – Марина Танасоглу – признается, что их дочь посещает этот центр, хотя они и православные. Правда, «ходит туда не очень часто, ведь у нее много работы по дому, к тому же она присматривает за младшим братом». 

А между тем, до ушей Снежаны дошли слухи о том, что местному священнику особо не понравилось открытие нового центра, он постоянно жаловался директору школы и примару и даже собирал подписи для разного рода жалоб и обращений. «Он опасался, что все люди станут баптистами», – предполагает женщина. 

 

Доклад специального докладчика ООН Риты Ижак-Ндиайе, составленный по итогам миссии 2016 года, показывал, что в целом в Республике Молдова «преобладают мирные межрелигиозные отношения, хотя сообщалось о некоторых инцидентах расового характера и нападках религиозного характера», а отдельные лидеры высказали свою обеспокоенность по поводу «доминирующей позиции Православной церкви в Молдове и ее влияния на определение морали и социальных ценностей». 
Три года спустя, по всей видимости, положение не особо изменилось. «Миноритарные религиозные группы, в том числе Мусульманская община, Свидетели Иеговы, Баптистская церковь и Пятидесятническая церковь, сообщили о меньшем числе случаев устных нападок, при этом они не сообщили ни об одном случае физических нападок […], однако проинформировали, что сохранялись случаи словесного насилия, главным образом, в сельской местности», – говорится в отчете Госдепартамента США о свободе вероисповедания в Республике Молдова в 2019 году.
Свидетели Иеговы, представители Баптистской церкви и Пятидесятнической церкви утверждали, что были случаи, когда священники и другие члены Православной церкви допускали открытые словесные нападки в отношении их религиозных лидеров и членов их религиозных общин. «Православные священники, которых зачастую считают авторитетными людьми в сельской местности, настраивали местных жителей против миноритарных религиозных групп и призывали их физически препятствовать религиозной деятельности таких групп», – указывается в том же отчете Госдепартамента США. 

Священник отказался пообщаться с нами и довольствовался лишь замечанием о том, что «у церкви на этот счет нет определенного мнения».

Впрочем, отдельные представители Православной церкви нередко занимали воинственную позицию по отношению к тем, кого она называет «сектантами», и рекомендовали христианам «не посещать собрания сектантов», ведь Церкви даже отводится роль защищать православных христиан от «отрицательного воздействия сектантов», как отмечает Митрополит Владимир в своей диссертации на соискание степени доктора экономики.

«У каждого собственная точка зрения, собственный взгляд на мир», – так прокомментировал сложившееся положение примар села Казаклия Анатолий Узун. По его словам, примэрия сотрудничает с обоими культами, а центр, открытый Снежаной, он считает хорошим, ведь этот центр предоставляет «возможности детям». 

«Дискриминация причинила мне такую боль и она была столь неоправданной, даже не знаю, за что», – подытожила Снежана свою борьбу за социальные проекты. «Люди, которые нас даже не знают… Я постоянно стараюсь приглашать людей к нам по любому поводу, чтобы они знали, чем мы здесь занимаемся. Сегодня у нас есть свобода вероисповедания, сегодня у людей есть право выбирать. Я выбирала не религию – я выбрала Бога».

 

Автор – Надежда Манастырлы, студентка Высшей школы журналистики 
Сoвтор Полина Купча
Фото – Надежда Манастырлы

Любое лицо, ставшее жертвой дискриминации, может подать жалобу в Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства лично в офисе учреждения либо через платформу DEPUNE O PLÂNGERE (ПОДАЙ ЖАЛОБУ) на сайте https://egalitate.md/depuneoplingere/.


Эта статья подготовлена при участии Совета по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства, Офиса Народного адвоката и Ассоциации PromoLEX.
 Эта статья разработана в рамках регионального проекта «Улучшение доступа к правосудию для жертв дискриминации, преступлений, обусловленных ненавистью, и риторикой, призывающей к ненависти», софинансируемого Европейским союзом и Советом Европы и осуществляемого Советом Европы в рамках их «Партнерства во имя эффективного управления II». Мнения, выраженные в настоящем документе, не могут считаться отражающими каким-либо образом мнение какой-либо стороны.